0 00 1 min 7 mths 164

Европейцы наконец узнали, блефовал ли Путин, требуя платить за газ в рублях. “Газпром” остановил поставки не заплатившим Польше и Болгарии. Биржевые цены на газ взлетели до $1350. Любопытно, что уже после этого финская министр по делам Европы Тютти Туппурайнен заявила, что Финляндия отказывается от рублевых платежей.

Таким образом, из 21 “недружественной страны”, которым было предложено впредь рассчитываться за газ рублями, 4 уже произвели первые платежи, 10 открыли необходимые для такой оплаты счета в Газпромбанке, 3 отказались платить и 4 ещё не определились.

Надо заметить, что из 3 стран-отказников в особом положении находится Польша. Дело в том, что поляки в 2015-2020 гг. через Стокгольмский арбитраж изменили условия имевшегося у них Ямальского контракта 1996 года, добившись пересчёта цены и изменения ценовой формулы с учётом биржевой цены на спотовый газ. Когда в прошлом году биржевые цены достигли фантастических уровней в $1000 и выше, оказалось, что поляки с этим пересмотром срубили сук, на котором сидели. Поэтому об отказе от Ямальского контракта с 31 декабря 2022 г. было объявлено ещё в прошлом году.

Как сообщила Урсула фон дер Ляйен, страны, которым “Газпром” заморозил поставки, будут получать газ из стран-соседей. Иными словами, Европа пошла украинским шляхом: одержавший энергетическую перемогу над Россией Киев закупает газ в Словакии. Газ, разумеется, российский, и получает его Украина, разумеется, с наценкой – но зато не из РФ, а из ЕС. Теперь Польша будет закупать российский газ с наценкой в Германии, Болгария – в Турции, и все будут счастливы.

Польская PGNiG заявила, что действия “Газпрома” – это нарушение контракта и она обжалует их в Стокгольмском арбитраже, требуя компенсации. Ничуть не сомневаемся: на своей территории Запад осудит Россию за всё и приговорит к выплате всего, но совершенно уверены, что Россия эти суды проигнорирует. ЕС придётся решать, стоит ли платить Польше деньги из украденных у России золотовалютных резервов (которые лежали вовсе не в Варшаве). И вот это может оказаться для европейской солидарности испытанием ещё более тяжким, чем платежи за газ в рублях.