0 00 1 min 2 месяца 101

Ферзевый гамбит чемпиона мира

В конце прошлого года на экраны вышел отечественный фильм «Чемпион мира». Фильм, кстати, весьма неплохой, чего о творениях наших киноделов в последнее время, к большому сожалению, сказать можно нечасто. Кинолента повествует о легендарном поединке 1978 года за мировую шахматную корону по версии ФИДЕ между выдающимся советским гроссмейстером и действующим на тот момент чемпионом мира Анатолием Карповым и не менее выдающимся, но в разы более скандальным бывшим советским гроссмейстером, ставшим, как тогда было принято говорить, «невозвращенцем», Виктором Корчным. Матч тот длился целых четыре месяца, с 18 июля по 18 октября, и проходил в филиппинском городе-курорте Багио.

Пересказывать сюжет не стану, он не так важен. Те, кому больше сорока, наверняка знают, чем всё закончилось, для остальных скажу: внимание, спойлер! — наши победили. Но и это также не главное. Тут интереснее другое: просмотр фильма вызвал во мне воспоминания из детства, как мы сами с отцом с увлечением следили за шахматным спором между всё тем же чемпионом Карповым и претендентом на звание Гарри Каспаровым. Я намеренно употребил слово «спором», а не «матчем», потому что матч был не один, а целых пять, в период с 1984 по 1987 год.

Честно признаюсь, болели мы тогда за Каспарова. Молодой, взрывной, амбициозный, он был полной противоположностью скучному и даже, казалось, забронзовевшему Карпову, с его характерной тихой манерой речи, понять которую можно было, лишь внимательно прислушавшись. Я и сам был тогда ещё пацаном, так что причины моих симпатий вполне очевидны. Эх, если бы я знал в те годы, в кого, а точнее, во что превратится Гарри Кимович, с трудом себе представляю, что стал бы за него болеть. Ну да бог с ним, речь не о нём. Речь обо мне, точнее, о миллионах таких, как я и мой отец, простых советских людях, которые вместе с нами восхищались игрой великих шахматистов. Восхищались и вдохновлялись ею.

В фильме есть момент, когда показывается, как все перипетии того матча пытались повторить на своих шахматных досках обычные любители шахмат: моряки, чабаны, рабочие заводов. Тысячи писем от трудовых коллективов в поддержку советских спортсменов ― всё это не преувеличение. Спорт высоких достижений, особенно такой высокоинтеллектуальный его вид, как шахматы, в те времена неизменно был в центре внимания. Страна жила игрой. Страна болела за наших, сражавшихся против не наших!

И так было не только в Союзе. За баталиями, разворачивавшимися на шахматных досках или хоккейных площадках, следил буквально весь мир.

Годом ранее нашего «Чемпиона мира» на американском стриминговом сервисе Netflix вышел мини-сериал «Ход королевы», или в буквальном переводе «Ферзевый гамбит». Проект произвёл немалый фурор, став самым популярным мини-сериалом в истории сервиса. Как несложно догадаться, он тоже посвящён шахматам, точнее, судьбе вымышленной американской шахматистки, всю свою карьеру мечтавшей сразиться с «великим и ужасным» русским чемпионом. Как и положено в заокеанском кино, в итоге она, конечно же, с ним сыграла и для неё всё закончилось триумфально.

Не хочу проводить сравнительного анализа художественных достоинств и недостатков российского фильма и американского сериала или как-то их оценивать, это дело неблагодарное, да и в принципе не моё, я не кинокритик, но одновременное обращение наших и американских кинематографистов к теме шахматного противостояния СССР и Запада на самом деле весьма показательно. В нём как будто сквозит ностальгия по прежним временам, когда на первое место выходил интеллект, титаническая битва лучших умов планеты, а не санкционная дубина или НЛП-технологии массового оболванивания через картинки в СМИ.

Богатыри — не вы!

В те полубылинные уже времена США и СССР пытались доказать собственное превосходство и величие, сравнивая достижения человеческого гения: освоение космоса, обуздание атома, количество нобелевских лауреатов и их реальный вклад во всеобщее развитие, влияние национальной культуры на культуру мировую (балет, литература, музыка, живопись, театр) и, наконец, спорт.

Победа эксцентричного, но действительно гениального Бобби Фишера над флегматиком Борисом Спасским так и осталась величайшим достижением США в области шахматной мысли, но это никак не мешает американцам гордиться своим капризным соотечественником, до сих пор считая его непобедимым чемпионом.

«Преимущества нашей системы», как тогда говорилось, было принято доказывать в честном спортивном поединке. Именно потому серия хоккейных игр в начале 70-х между сборной СССР и канадскими профессионалами произвела такой фурор и осталась в истории образцом бескомпромиссной схватки двух суперсил мирового спорта.

Помню, у моей бабушки был кошелёк (отечественный), выпущенный уже по итогам той суперсерии, на одной стороне которого был изображён наш легендарный вратарь Владислав Третьяк, а на другой ― канадец Фил Эспозито, центральный нападающий, участник и лучший бомбардир тех матчей. Вот до чего доходило.

А что нам осталось теперь? «Легенда № 17»? Неплохой, в общем-то, фильм, но явно не дотягивающий ни до уровня мастерства главного героя ленты Валерия Харламова, ни до накала того противостояния и того нерва, который чувствовали все, кому повезло стать свидетелями описываемых событий.

Времена нынче изменились и явно не в лучшую строну. Нынче, вместо того чтобы выяснять, кто лучший, США, пользуясь своим безусловным влиянием на международных спортивных функционеров, просто вычеркивают наших спортсменов, обвиняя их (в 90 проц. случаев бездоказательно) в применении допинга. Недавний случай на Пекинской олимпиаде с Камилой Валиевой стал, как тогда казалось, вершиной пристрастности и лицемерия Запада. Девочку просто сломали психологически, при этом ничего в результате не сумев ей, по сути, предъявить. Но это, как оказалось, были ещё цветочки. Нынче, после начала нашей СВО на Украине, спортсменов из России, а заодно и из Белоруссии списком исключают из международных федераций и снимают со всех соревнований. Просто за то, что они русские.

Соревнования как форма противоборства перестали быть интересны. Как только у наших оппонентов закончились разумные аргументы, они взяли в руки дубину. Это больше не спорт в широком понимании этого слова, это война. Война, целью которой перестала быть просто победа над противником. Война на уничтожение.

На смену высокообразованным людям в костюмах, которые добивались успеха за счёт сложных и хитроумных комбинаций, пришли «братки», исповедующие идеологию «сила есть — ума не надо».

… до мышей

По историческим меркам 50 лет не такой уж и большой срок. И тем не менее за пять десятилетий человечество умудрилось дойти до нынешнего состояния. Мы измельчали, весь мир измельчал. И в результате мы дое…, как бы это помягче сказать, докатились «до мышей», до каких-то ментальных пигмеев. Когда вместо битвы титанов нам предлагают ежедневные бодания «официального голоса администрации Соединённых Штатов» Джен Псаки, по-прежнему отличающейся исключительным непрофессионализмом, с матёрым журналистом «Ассошиэйтед пресс» Мэтью Ли, в процессе которых Ли выносит «глупышку Джен» в одну калитку.

Мы докатились до Нэнси Пелоси, этой «старухи Шапокляк» Конгресса США. Женщины, при всём уважении к её возрасту и возможным заслугам, явно выжившей из ума. Она на полном серьёзе пытается убедить своих избирателей, что нынешний стремительный рост цен на бензин на американских АЗС — это проделки злого Путина. Вопрос даже не в том, верит ли она сама в этот бред или нет, а в том, что ей верят другие. Критическое мышление утрачено напрочь, а вместе с ним и способность к анализу. Ну какие уж тут шахматы?!

Мы докатились до Камалы Харрис, вице-президента США в команде Байдена, не придумавшей нечего лучшего, как начать говорить со своей «паствой» языком «альтернативно одарённых».

Layman’s terms, или, говоря по-русски, термины непрофессионала, ― специфическое обозначение некой манеры речи, используемой для того, чтобы донести свою мысль до обычного человека, не являющегося экспертом в специальной лексике. Вот как почётный доктор Университета Южной Калифорнии и Гарвардского университета госпожа Харрис объяснила нынешнее международное положение:

«Украина ― это страна в Европе. Она расположена рядом с другой страной, которая называется Россия. Россия — большая страна. Россия — сильная страна. Россия решила вторгнуться в меньшую страну под названием Украина. А так делать нехорошо».

Это как опустить сложные мировые проблемы на уровень дошколят. И ведь неспроста, по-другому-то уже и не поймут.

Мы докатились до Бориса Джонсона, Лиз Трасс и британских хайли-лайкли. Мы докатились до нынешней Украины, до всех этих зеленских, кулеб, резниковых, арестовичей и прочих шмыгалей. Мы докатились…

Вместо сражения идей мы опустились на уровень войны инстинктов. Чья ярость окажется яростнее, чья злость злее, чей страх больше… Этот мир летит в тартарары не из-за чрезмерного количества оружия и роста политических амбиций, а потому что в нём стало слишком много идиотов.

Боже ж мой, какой Карпов, какой Корчной, какие Фишер со Спасским или даже Эспозито с Третьяком? Бивис и Баттхед ― вот оно, лицо современного общества. Лицо западной цивилизации, которая изо всех сил пытается опустить на свой уровень все прочие страны, устраивая бесконечный парад уродов там, где ещё вчера гремели битвы интеллектов.

Нынешняя война — это не просто борьба с нацизмом на Украине или отпор претензиям США на мировую гегемонию, это, если хотите, последний шанс остановить сползание человечества в пропасть тотальной дебилизации. И у нас нет права проиграть в этой войне не только ради нас самих, но и ради тех, кто с надеждой и замиранием сердца следит за ней по всему миру. Ради тех, кто снова мечтает испытать эмоции от чистого и незамутнённого противостояния идей и смыслов, а не от звона окриков и визга истерик.

Алексей Белов,

Alternatio.org